Колонка редактора

Из чего сложился конфликт в Казахстане

О событиях в Казахстане в последнюю неделю написано и  сказано очень много. И, тем не менее, до сих пор никто внятно не смог сказать о том, что же все-таки произошло? Почему буквально за три дня внешне спокойная и благополучная страна превратилась в территорию погромов, перестрелок с огромным количеством человеческим жертв

Массовые волнения начались в Казахстане 2 января в городе Жанаозен. Это казахский центр добычи нефти и газа. Первопричиной стало двукратное повышение для населения цен на сжиженный газ – с 60 до 120 тенге за литр. На газе здесь ездят до 80 процентов автопарка. В переводе на рубли цены повысились с 10-ти до 20-ти рублей за литр.

…Отметим, что в России о подобных ценах можно только мечтать. Сейчас в РФ цена газомоторного топлива доходит до 60-ти рублей за литр… И тут для российских властей один из многих уроков событий в Казахстане…

Демонстранты призвали акима области (главу администрации) Нурлана Ногаева и акима города Максата Ибагарова принять меры по стабилизации цен и предотвращению дефицита топлива. По версии казахских властей, повышение было обосновано и вызвано переходом с 1 января 2022 года на рыночное формирование цен на сжиженный газ через электронные торговые площадки и биржи. Понятно, что людей подобные «объяснения» совершенно не устраивали. Перед демонстрантами выступили аким области и директор газоперерабатывающего завода, но переубедить людей им не удалось.

4 января к протестам жителей Жанаозена присоединилось население Алматы, Актау, Актобе, Караганды, Нур-Султана, Шымкента, Кокшетау и Уральска. В ответ власти заявили о снижении на 180 дней цен на сжиженный газ в Мангистауской области до 50 тенге за литр. То есть, цены стали даже меньше, чем были до волнений. Через несколько дней также на 180 дней уже для всего Казахстана были заморожены тарифы на ЖКХ. В отставку были отправлены сначала профильный министр, отвечавший за газовую отрасль, а затем и полностью правительство Казахстана. Впрочем, все министры остались на своих местах до формирования нового кабинета.

Несмотря на это протесты продолжились.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев записал видеообращение, в котором призвал участников протестов «проявить благоразумие» и не совершать незаконных действий, но протесты перекинулись уже в Алматы и Нур-Султан. Многие колонны двигались  под лозунгами «Вперед, Казахстан» и «Старик, уходи». Под «стариком» подразумевался многолетний президент Казахстана 81-летний Нурсултан Назарбаев, который сохранил после своей отставки многие властные полномочия.

Начались серьезные стычки стычка с полицией, задержания. Перестали работать мессенджеры Telegram, WhatsApp и Signal. 5 января провайдер «Казахтелеком» отключил интернет по всей стране. В результате жители Казахстана не могли пользоваться банкоматами, прекратилась оплата по банковским картам и через мобильные приложения. К этому моменту, по заявлению МВД Казахстана, во время беспорядков уже погибли не менее восьми сотрудников полиции и военнослужащих национальной гвардии, а 317 пострадали. До 19 января было введено чрезвычайное положение во всех регионах Казахстана

Комендант Алматы сообщил, что в ночь с 4 на 5 января «активизировались экстремистские группировки». В городе вечером и ночью были сожжены свыше 120 автомобилей, в том числе 33 полицейские машины, кареты «скорой помощи», пожарные автомобили. Были разбиты витрины 120 магазинов и других объектов торговли, пострадали 180 предприятий общественного питания, порядка 100 офисов малого и среднего бизнеса. Подверглись избиению более 500 гражданских лиц, среди которых 130 женщин и стариков.

Утром 5 января город, по словам коменданта, «подвергся новым атакам экстремистов и радикалов». Протестующие захватили и сожгли акимат; захватили и подожгли алма-атинскую резиденцию главы Казахстана; напали на офисные здания, в которых находятся редакции телеканалов, и разгромили их помещения. Мародеры начали взламывать и грабить банкоматы.   

Участники массового протеста попытались взять штурмом здание областного акимата в городе Актобе, против нападавших были использованы светошумовые гранаты. Перестрелки произошли в Атырау, Павлодаре, Талдыкоргане, где повалили и разбили на части памятник Нурсултану Назарбаеву. Волнения также произошли в Усть-Каменогорске.

Вечером 5 января президент Казахстана обратился к лидерам ОДКБ с просьбой о поддержке. Ночью 6 января ОДКБ направил коллективные миротворческие силы в Казахстан. Генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась оценил численность миротворческого контингента в количестве около 2,5 тысяч человек, но отметил, что при возникновении необходимости группировка в Казахстане может быть усилена.

Действующие в Казахстане радикальные боевики опубликовали видео, в котором заявили, что расценивают введение в страну миротворцев ОДКБ как оккупацию.

Утром 6 января сообщалось о десятках убитых участников беспорядков и о 16 погибших сотрудников правоохранительных органов, двое из которых были найдены обезглавленными. За этим уже стал виден «почерк» запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Во второй половине дня полиция задержала около двух тысяч протестующих. 7 января на утреннем заседании контртеррористического штаба президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о восстановлении правопорядка во всех регионах Казахстана. Указав, что протестующие продолжают применять оружие, Токаев приказал продолжить операцию до полного уничтожения боевиков. В Алматы началось создание народных дружин, в том числе из числа бывших воинов-афганцев, для защиты от мародеров.

Токаев ввел временное регулирование цен на сжиженный газ на 180 дней, при этом предельные цены для населения не должны превышать уровень цен на конец 2021 года. Также перенесен на год переход на реализацию сжиженного газа через электронные торговые площадки и биржи. Введено государственное регулирование цен на социально значимые продовольственные товары. Разрабатывается закон «О банкротстве физических лиц», что связано с высоким уровнем закредитованности граждан. Создается общественный фонд «Народу Казахстана», финансируемого за счет частных и государственных источников, предназначенного для решения социальных проблем.

На вечер 7 января были задержали 4266 человек, среди которых есть и иностранные граждане. Практически вся протестная активность сосредоточена на юге Казахстана. На севере страны протесты либо мирные, либо их нет. Кроме того, слаженные действия протестующих, которым раздавали оружие из багажников автомобилей, наглядно показали: речь идет о хорошо подготовленных группах боевиков, которые проходили обучение за рубежом. Президент рассказал, что в составе банд немало людей, которые вообще не говорят на казахском языке. Стало известно о задержании бывшего главы Комитета национальной безопасности Казахстана Карима Масимова. Его подозревают в государственной измене. Ущерб, нанесенный беспорядками бизнесу Казахстана, превысил 200 миллионов долларов. Общие потери экономики оцениваются в три миллиарда долларов. Президент Токаев объявил 10 января днем общенационального траура.

Государственный секретарь Казахстана Ерлан Карин заявил, что власти Казахстана столкнулись с гибридной террористической атакой, которая преследовала цель государственного переворота. Он отметил, что ответ на то, кто стоит за терактами, дадут спецслужбы.

Ситуация в период беспорядков в Казахстане была критическая, речь шла о сохранении целостности государства, заявил государственный секретарь.

Привлечение миротворческого контингента ОДКБ позволило сохранить государственную целостность Казахстана, отметил он.

Что же все-таки произошло в Казахстане? Почему ни одна из террористических организаций до сих пор не взяла на себя ответственность за эти события? Какие силы могут стоять за атакой на Казахстан? Тут надо внимательно присмотреться в само устройство казахского этноса, изначально делившегося на три жуза (племенных объединения) — Старший, Средний и Младший. До сих пор население страны разделено на эти жусы. Одновременно в западноказахстанских областях процветают национализм и… ваххабизм, которые вкупе с безработицей и бедностью, дают поистине гремучую смесь.

В\При этом все последние годы идет активная исламизация Казахстана. Достаточно сказать, что за короткий срок здесь открыты 4500 (!) мечетей. Во многих проповедуют откровенные последователи ваххабизма. Активны и сторонники «Великого Турана» — турецкого проекта по объединению в одну «империю» всех тюркских народов – от турок до якутов.

Есть и еще один аспект волнений в Казахстане. Государство просмотрело подпольную подготовку терактов спящих ячеек боевиков. Только на Алматы напало 20 тысяч бандитов, говорит президент Токаев. 20 тысяч бойцов? Да ведь это на лето 2014 года — вся армия, запрещенной в России ИГИЛ, с которой новоявленный «халифат» завоевал половину Сирии и Ирака. В Алматы же видели только банды мародеров.

Технически невозможно скрытно подготовить 20 тысяч боевиков в 18-миллионной стране, а затем  перебросить их через границу. Да, в Казахстане в 2010 – 2011 годах не раз случались террористические вылазки радикальных исламистов, но, во-первых, они совершались небольшими группами, во-вторых, действующими исключительно в западных областях — Актюбинской и Атырауской на землях Младшего, традиционно самого воинственного, жуза. Сейчас в этих регионах массовые митинги не переросли в столкновения (даже акимат в Актобе заняли без боя и не сожгли), а все кровавые погромы, буквально выжегшие центры городов дотла, развернулись на юге страны, в землях Старшего жуза — Алматы, Талдыкоргане, Таразе и Шымкенте.

И тут нельзя не вспомнить, что Нурсултан Назарбаев, которого Токаев, воспользовавшись народными протестами против повышения цен на газ, снял 5 января с поста главы Совета безопасности, происходит из Старшего жуза, а конкретно из племени Шапрашты, живущего в предгорьях Заилийского Алатау, рядом с которыми и развернулись основные бои.

Добавим к этому озвученную 6 января Нартаем Дутбаевым, в 2001 – 2006 годах председателем Комитета национальной безопасности, «информацию, поступающую к нему о том, что всем сотрудникам органов безопасности была дана команда покинуть места дислокации и находиться по домам, а не работать в соответствии с планами в случае беспорядков». То есть попросту Алматы сдали вошедшим в нее 5 января колоннам сельских погромщиков (мамбетов) без боя.

Собрать в селах двадцать не двадцать, а хотя бы несколько тысяч человек для грабежей в богатой Алматы было несложно.

Интересно, что заявление президента Токаева о 20 тысячах атаковавших Алматы террористов затем было удалено из твиттера. «Бандиты и террористы были хорошо подготовлены и организованы, а руководство ими осуществлялось из специального центра. Некоторые из них говорили не на казахском. На Алматы было совершено, по меньшей мере, шесть волн террористических атак, а общее число атакующих — 20 тысяч. Они били и убивали полицейских и молодых солдат, поджигали административные здания, занимались мародерством в частных домах и магазинах, убили несколько граждан, насиловали молодых женщин. Мое мнение такое: никаких разговоров с террористами, мы должны их убивать»,— написал Токаев в Twitter на английском языке. Однако вечером 8 января эта запись уже была недоступна.

В неудаленной части заявления президента говорится: «Анализ ситуации показал, что Казахстан сталкивается с вооруженным актом агрессии, хорошо подготовленным и скоординированным преступниками и террористическими группами, прошедшими подготовку за пределами страны».

«Подготовка за пределами страны», в самом деле, была. Только на Украине в лагерях Семена Семенченко проходили подготовку сотни боевиков из Казахстана. На эти цели, скрывающейся от правосудия банкир Мухтар Аблязов (обвиняется в Казахстане в хищении минимум шести миллиардов долларов) выделил Семенченко два миллиона долларов. Но значительный объем подрывной работы проводился и внутри самого Казахстана. Сейчас в Казахстане различными зарубежными «фондами» финансируется 16 тысяч (!) различных некоммерческих организаций (НКО). Получается – одна такая организация на тысячу населения. Подобного охвата, пожалуй, нет ни в одной стране. 

У казахов есть поговорка «Дай Старшему жузу посох и пусть пасет скот, дай Среднему жузу перо и пусть решает споры, дай Младшему жузу копье и отправь на врага». Сильные различия в менталитете между представителями разных жузов сохранились до сих пор. Прежде эти противоречия «разбавлялись русским населением, но после массового вытеснения русских (после распада СССР Казахстан покинули более шести миллионов русских) сглаживать эти противоречия стало некому.

По мнению наблюдателей, казахов Младшего жуза отличает повышенная, агрессивная ксенофобия. Русскоязычные казахи тут — редкость. «Младший жуз — это воители. У них быстрее реакция на чрезвычайные ситуации и яркий темперамент. Выходцы Старшего жуза известны своей рассудительностью, оттуда пришло много правителей. У них хорошо было развито гостеприимство… Кстати, с этим и связывают большую русифицированность севера, так как Младший жуз с трудом шел на компромиссы с соседями», — отмечал в 2016 году «Почетный связист Казахстана» Батырбек Мусин, за полвека поработавший в разных регионах страны.

Самые громкие этнические конфликты проходили в Казахстане за прошедшие десятилетия именно на территории Младшего жуза. Это и кровавый погром чеченцев и ингушей 17 — 28 июня 1989 года в Новом Узене (на тот момент входил в состав Гурьевской области), вызвавший бегство шести тысяч человек, и нападения нескольких тысяч казахских националистов на юбилейные мероприятия уральских казаков 15 сентября 1991 года в Уральске.

На национальные особенности накладываются и социальные. Представители Младшего жуза при Назарбаеве были оттеснены от власти в стране. Не в последнюю очередь, поэтому западноказахстанские регионы поражают своей бедностью, так как влиятельные чиновники занимаются развитием только своих малых родин. При том, что именно здесь, на берегах Каспия, добывают главное богатство Казахстана — нефть и газ.

26 июня 2006 года на центральной площади города Актау, административного центра Мангистауской области, прошел несанкционированный митинг рабочих предприятия «Мангистаумунайгаз». Как писали журналисты: «Разгоряченные молодые ребята выкрикивали националистические лозунги и обещали повторить Новый Узень 1989 года. И в знак того, что это не просто угрозы, разгромили несколько кафе и магазины». Митинг был разогнан полицией, и тогда обошлось без жертв.

ОДКБ в Казахстане

Далее протесты переместились в тот же Новый Узень, переименованный в Жанаозен. В марте — апреле 2009 года здесь прошла многодневная забастовка рабочих предприятия «Бургылау», в которой участвовали около 1800 человек. Далее протесты регулярно повторялись, их финалом стали беспорядки, устроенные 16 декабря 2011 года нефтяниками в центре Жанаозена. На этот раз протестующие были расстреляны полицией.

Только по официальным данным, 16 декабря 2011 года в Жанаозене было убито 15 и ранено 100 участников протеста. 37 задержанных отдали под суд, многие получили тюремные сроки.

Ощущение национального и социального угнетения со стороны Центра, как это часто бывает, дало почву и для религиозного обособления западноказахстанских областей. В середине 1990-х годов сюда проник салафизм, известный также как ваххабизм.

Вероятнее всего, проник он с Северного Кавказа, где как раз в те годы наблюдался подъем неформального ислама, а промежуточным пунктом распространения этой идеологии была Астрахань, где, с одной стороны, традиционно проживает много казахов, с другой — есть мощная диаспора, сформированная выходцами из Дагестана. Среди последних в 1996 году прибыли вытесненные из дагестанского аула Кванада члены салафитского джамаата Ангута Омарова, известного как Аюб Астраханский. К 2000 году «астраханский джамаат» распался, но в городе одна за другой начали возникать другие салафитские группировки, многие из которых затем переходили к терактам.

Что такое салафизм? В религиоведческой литературе найдено удачное сравнение «пуритане ислама». Действительно, салафиты очень похожи на гугенотов XVI века, которые приравнивали почитание статуй и икон святых к идолопоклонству, запрещали танцы и пение как проявления язычества и т.д.

Центром салафизма в Казахстане тогда являлся Жанаозен. Однако в 2005 году казахским силовикам удалось разгромить ячейки салафитов в Жанаозене и Актау, многие их лидеры были отправлены за решетку, а активистов побуждали к выезду из страны.

После этого активность салафитов переместилась в соседние Атыраускую (до 1992 года Гурьевскую) и Актюбинскую области. В марте 2009 года в поселке Шубарши Актюбинской области начались аресты. Первым 14 марта взяли имама местной салафитской общины Азамата Каримбаева, затем — пятерых его прихожан.

Как говорится в приговоре, в Шубарши шла полноценная подготовка к вооруженному джихаду, который пропагандировал имам:  Вот цитата из приговора: «Члены группировки планировали взорвать спиртзавод «ГЕОМ» и другие важные объекты на территории области».  

Кстати, вскоре после ареста теракт в области действительно произошел. 4 июня 2009 года взрывом была повреждена труба на 311-м километре нефтепровода Кенкияк — Атырау, рядом с поселком Макат образовалось несколько озер из вытекшей нефти. «Взрыв нефтепроводной трубы произошел не самопроизвольно», — сообщил  начальник Макатского районного отделения Чрезвычайной службы Канат Кенесариев.

23 сентября 2009 года все задержанные получили тюремные сроки от 10 до 17 лет. Имам уже в декабре 2009 года при странных обстоятельствах погиб в тюрьме.

Многие казахские ваххабиты принимали участие в боевых действиях на Северном Кавказе.  Так, в 2009 году у пяти боевиков, убитых в ходе спецоперации близ села Агачаул под Махачкалой, были найдены казахские паспорта. 5 октября 2010 года в Махачкале в ходе спецоперации подорвался на «поясе шахида» уроженец Актау Ерлан Юсупов.  20 апреля 2011 года в поселке Хушет под Махачкалой в перестрелке погиб уроженец поселка Сазды, что в 18 километрах от Актобе, Сабитби Аманов, которого называли «правой рукой» Саида Бурятского. 7 ноября 2012 года в Хасавюрте среди убитых членов бандгруппы оказался гражданин Казахстана Вадим Кадымов.

Джамааты боевиков возникали и в самом Казахстане. Их деятельность сопровождалась убийствами полицейских, засадами, нападениями на органы власти. В один из районов пришлось даже стягивать оперативные силы и спецназ полиции со всей страны. «То, что сейчас происходит в Темирском районе Актюбинской области, можно по праву назвать полномасштабной войсковой операцией. Туда были стянуты боеспособные полицейские силы чуть не со всей республики. Из Алматы прибыли краповые береты из спецподразделения МВД, «Сункар» и спецназназа. Задействована бронетехника. Патрулированием с воздуха занимаются два вертолета Ми-8 и самолет Ан-2», писала тогда местная газета «Время».

Возглавил операцию прибывший из Алматы заместитель министра внутренних дел генерал-полковник Амантай Аубакиров. Финальный бой произошел 8 июля 2011 года в поселке Кенкияк. Бой продолжался несколько часов, использовались БТРы и гранатометы.

Часть казахских боевиков ушла в Афганистан.  В  видеоролике позирующие с автоматами Калашникова и гранатометом в руках боевики, угрожали властям Казахстана возмездием.

«Удар возмездия» вскоре действительно был нанесен. Утром 31 октября 2011 года рядом со зданием акимата в Атырау (до 1992 года — Гурьев) сработало самодельное взрывное устройство, второе спустя час взорвалось в спальном районе из-за небрежности террориста, который нес его к зданию прокуратуры.  

Самым мощным выступлением казахских ваххабитов стала попытка захвата 5 июня 2016 года контроля над городом Актобе. Боевики напали на два оружейных магазина, а с захваченным арсеналом атаковали часть Национальной гвардии. В боях погибло 25 человек, включая 18 боевиков.

В итоге были раздавлены салафитские «гнезда» в Шубарши и Актобе. В целом протестные действия в Западном Казахстане после расстрела 16 декабря 2011 года в Жанаозене пошли на убыль, так как стало ясно, что власть не остановится для их подавления перед большой кровью. Количество ваххабитов в западноказахстанских областях в целом сократилось. Желающие жить в халифате, могли уехать в 2014 — 2015 годах в Сирию и Ирак, в запрещенную в России ИГИЛ.

Но подрастает новое, непуганое поколение радикалов. Именно они отчасти и были рекрутированы в ряды январских мятежников.

Нет сомнений в том, что попытки дестабилизировать ситуация в Казахстане продолжатся. Дело в том, что Казахстан – ключевой регион Средней Азии (сейчас предпочитают другие названия). Кроме прочего здесь газ и нефть, здесь до 40 процентов мировых запасов урана. В общем, есть за что побороться.

Леонид КАУРДАКОВ, Главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Поделиться

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x