Социум

Попытка не пытка?

Адвокат осужденного новосибирского бизнесмена Анатолия Радченко А. Ширяев пожаловался прокурору Кузбасса на пыточные условия содержания его подзащитного

КУЗБАСС. «С момента водворения Радченко в ИК-44 его безотлагательно и необоснованно поместили в помещение камерного типа (ПКТ), пояснив, что он будет там отбывать весь оставшийся срок наказания, назначенный ему приговором суда (17 лет). Стоит отметить, что указанная камера № 20, в которой более полутора лет содержится Радченко, имеет особенности от остальных ПКТ. Отличие заключается в создании нечеловеческих условий для его жизнедеятельности, включая быт, — говорится в жалобе. — В ней отсутствуют розетки, горячая вода, слабое освещение и несоответствие норм площади для осужденного. Кроме того, напротив окна установлена аппаратура, подавляющая сигналы различной связи, от излучения которой у Радченко периодически возникают головне боли и ухудшается общее самочувствие».

Из-за болей Радченко даже временно госпитализировали, рассказал адвокат. На неоднократные обращения заключенного администрации колонии никак не реагировала.

Представитель Радченко обращался в кузбасскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов

в исправительных учреждениях с просьбой провести проверку, но никакой реакции не последовало.

Более того, свидания с адвокатами в колонии проходят в присутствии сотрудников колонии и нарушают их конституционные права, сказано в жалобе.

ИК-44 возглавляет Владислав Астапов. Это мужская колония строгого режима.

Новосибирский облсуд приговорил Анатолия Радченко к 24 годам колонии и миллиону рублей штрафа за организацию убийств и участие в ОПС «Труновские». В 2013 году предполагаемый лидер преступного сообщества Александр Трунов получил 22 года. Лишения свободы Верховный суд снизил срок заключения Радченко на полгода.

Радченко признали виновным по всем основным пунктам обвинения: в участии в преступном сообществе, вымогательстве, четырех убийствах криминальных «авторитетов», двух покушениях на убийство и одном подстрекательстве к покушению, незаконном приобретении оружия и мошенничестве, совершенных организованной группой лиц.

Радченко вменили организацию убийства криминальных авторитетов Михаила Нагибова (Ляка), Баграда Гелашвили (Заза), Алексея Дабеева и Николая Акеньшина (Кеша), а также покушение на предпринимателя Фрунзика Хачатряна, помощника гендиректора Центрального рынка Евгения Сядчикова и подстрекательству к покушению на своего бывшего бизнес-партнера Андрея Боженко. Ни в одном из эпизодов обвинения не говорилось, что Радченко лично стрелял в кого-то. В убийствах ранее признались уже осужденные киллеры Дмитрий Буоль,

Сергей Камарницкий, Андрей Иванов и Виталий Зайцев. Их показания, а также Хасана и Рената Ганеевых, и легли в основу обвинения. Суд проходил в закрытом режиме.

Обвиняемый считает заказчиками своего уголовного дела Андрея Боженко и других уже осужденных за участие в ОПС людей. Среди заинтересованных лиц Радченко также называл бывшего начальника Сибирского управления МВД Юрия Прощалыкина и его зама Александра Никитина, которые могли иметь интересы на Гусинобродской барахолке.

Радченко настаивает, что в Новосибирске не существовало ОПС «Труновские», а уголовные дела против Александра Трунова, него и экс-чиновников Солодкиных могли быть связаны с недобросовестной конкуренцией в бизнесе. Часть людей, которых обвинение напрямую называло членами ОПС, напротив, избежали уголовной ответственности, отметила защита.

Поделиться

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x