Колонка редактора

Государство признало поражение

В конце минувшей недели в России впервые за сутки зарегистрированы более тысячей смертей от коронавируса. Пандемия вышла на новый уровень. И только после этого власти (впрочем, не очень решительно) перешли к более серьезным методам противодействия ковиду. Одновременно было признано: государство проиграло информационную кампанию по борьбе с коронавирусом

Е. Покушалов

Впрочем, давайте начнем разговор не со сводок с коронавирусного «фронта», а из зала суда Центрального района Новосибирска. Здесь на прошлой неделе продолжались прения сторон по уголовному делу бывшего заместителя директора Национального медицинского исследовательского центра Минздрава РФ имени академика Мешалкина, члена-корреспондента РАН, известного кардиохирурга Евгения Покушалова. Он обвиняется в соучастии при хищении почти 1,9 миллиарда (!) рублей. Прокуратура потребовала для него три с половиной года колонии, и это вызвало у его адвоката настоящий шок. Как, три с половиной года колонии? За какие-то 1,9 миллиарда?! А как же его «деятельное раскаянье»? Как «помощь следствию»? «Досудебное соглашение о сотрудничестве»? Наконец, как две уже конфискованные у Покушалова квартиры за 128 миллионов рублей в Нью-Йорке? За подобное надобно с почестями провожать из суда! А тут три с половиной года колонии!

Какое  отношение имеет вся эта история к пандемии? К самой пандемии она отношения не имеет. А вот к неспособности нашей медицины справиться с очередной волной ковида – имеет самое непосредственное.  Именно непомерно большие деньги  стали первопричиной разрушения российской медицины. Не пресловутая оптимизация и, как следствие, закрытие многих медицинских учреждений, а миллиарды, которые стали оседать на счетах врачей.

Началось все это еще во время перестройки. Тогда академик С. Федоров сумел добиться для МНТК «Микрохирургия глаза» и его филиалов в разных регионах (в том числе – и в Новосибирской области) – «особого экономического режима». Права МНТК были беспрецедентными. Он имел валютный счет, мог обслуживать зарубежных клиентов, самостоятельно устанавливать численность сотрудников и размеры их зарплаты, а также заниматься хозяйственной деятельностью вне медицины (например, сельским хозяйством). Федоров активно вел строительство филиалов по всей стране – их было открыто 11 – и за рубежом (в Италии, Польше, Германии, Испании, Йемене, ОАЭ). Офтальмологическая клиника впервые в мире была оборудована на морском судне «Петр Первый», плавающем по Средиземному морю и Индийскому океану.

Фактически это были уже частные клиники с огромными заработками врачей. Причем значительную часть этих заработков составляла плата самих пациентов. Понятно, что это привело к перетоку офтальмологов из государственных больниц и поликлиник в филиалы МНТК. Следом стали создаваться другие частные медицинские компании, а крупных государственных медицинских центрах (таких, как, например, НИИ имени Мешалкина) многие услуги можно стало получать только за плату.  Далее эта практика стала повсеместной – сегодня в любой поликлинике вы увидите перечень услуг, которые можно получать только после оплаты. Заработки квалифицированных медиков в России практически сравнялись с зарплатами их зарубежных коллег. Иначе на какие средства тот же Е. Покушалов купил себе две квартиры в Нью-Йорке? Вот только доходы россиян никак нельзя было сравнить с доходами граждан на Западе.

Между тем частные коммерческие медицинские фирмы в России множились с неимоверной скоростью. Сегодня только в Новосибирске их несколько сотен. А какова основная задача коммерческой организации? Правильно – получение прибыли. Но еще страшнее то, что частные фирмы «оттягивали» огромное количество медиков, и в государственных медучреждениях стало не хватать специалистов. Сегодня только в Алтайском крае не хватает четырех тысяч (!) медсестер, а общий уровень обеспеченности врачами на 100 тысяч населения – самый низкий за последние 30 лет. В Новосибирской области также зафиксирована острая нехватка младшего медицинского персонала. По данным центра «Зарплата. ру», за год количество предложений в этой сфере со стороны работодателей выросло на 26 процентов, при этом количество соискателей снизилось на 39 процентов.

А если к этому добавить полное отсутствие контроля со стороны государства за ценами в медицинской отрасли… На минувшей неделе на Алтае осудили директора фирмы по продаже фармацевтических товаров за взятку. Он частями передал министру здравоохранения Республики Алтай 660 тысяч рублей за право заключить контракты  на поставку медицинских изделий. Передавая взятку, он, безусловно, знал, что в дальнейшем «отобьет» эти деньги. Как? Да понятно как – увеличив цену медицинских изделий.

И это история только одного директора одной не очень-то крупной фирмы. Всего же министр здравоохранения Республики Алтай за короткий период получил от различных фирм взяток на сумму более пяти миллионов рублей. Разумеется, потом эти миллионы были включены коммерсантами в цены на медицинские изделия.

Как итог, в сентябре 2021 года расходы жителей Новосибирска на приобретение медицинских препаратов по сравнению с аналогичным периодом 2020 года, по данным ВТБ, увеличились на 12 процентов. Расходы на услуги частных медицинских клиник выросли на 22 процента. Объем расходов на тесты и анализы стал больше на 13 процентов. Выручка медицинских лабораторий в Новосибирске стала больше на 22 процента. А за последнюю неделю (пик пандемии!) эти расходы выросли на 66 (!) процентов.

Вот мы и дошли до пандемии. Здесь ситуация с каждым днем становится все отчаяннее. В Алтайском крае зафиксированы очередные антирекорды: 12 октября прирост инфицированных за сутки достиг 306 человек. Умерло – 30 человек, максимальное количество за все время пандемии. Аналогичный антирекорд установлен 13 октября в Новосибирской области – 208 заболевших. В Бийске из-за пандемии вынуждены были открыть дополнительное отделение морга и расширить городское кладбище.  

В Республике Алтай, Томской и Новосибирской областях введены обязательная вакцинация для определенной части населения и введение системы QR-кодов при посещении массовых мероприятий с количеством участников более 500. При этом в Новосибирской области введение кодов было отложено на две недели позже первоначально запланированного. Поначалу коды должны были ввести с 25 октября, но затем эту дату перенесли на 8 ноября. Внятных объяснений такого решения не последовало.

При этом в Новосибирской области только 35 процентов жителей в целом поддерживают введение QR-кодов, сообщила служба исследований hh.ru. Полностью согласны с такой инициативой властей 15 процентов. Против введения кодов высказались 54 процента опрошенных.  При этом только девять процентов новосибирцев заявили, что такая мера стимулирует их привиться от коронавируса. И на прошлой неделе наконец-то были внятно обозначены причины нежелания россиян инфицироваться от ковид-19.

«Пора сказать прямо: информационную кампанию по борьбе с коронавирусом и объяснению людям необходимости вакцинации государство проиграло… Считаю, что ученые и эксперты не смогли проявить себя в этом направлении: подход «мы сказали, а вы делайте» не работает», – заявил вице-спикер Госдумы Петр Толстой.

По его словам, у людей «нет доверия к вакцине», а «на вопросы о том, почему бывают осложнения, почему вакцинированные все равно могут заболеть, никто не отвечает». «Нужно объяснять людям, приводить доводы, а не пытаться заставить их просто поверить на слово», – сказал Петр Толстой

Правда, в его словах имеется существенное противоречие. «Ученые и эксперты не смогли проявить себя в этом направлении», – говорит вице-спикер Госдумы. Но перед тем отмечает, что «информационную кампанию» проиграло все-таки государство. Но разве ученые и эксперты олицетворяют государство? Разве в руках ученых и экспертов находятся мощнейшие информационные ресурсы? Только в Новосибирской области у правительства региона заключены десятки госконтрактов с разного рода (в том числе – и сомнительными) СМИ. Неужели сложно было в рамках многомиллионных госконтрактов выстроить креативную скоординированную и убедительную информационную кампанию? Конечно, можно было. Вот только, похоже, так задачу никто не ставил. Надеялись на то, что сработает тот самый принцип, о котором сказал Петр Толстой – «мы сказали, а вы делайте». Не сработал. А теперь менять отношение людей к вакцинации куда сложнее. Если это вообще возможно. У людей уже выработан своего рода «иммунитет» на призывы выработать коллективный иммунитет…

Такие настроения подпитываются и антиваксерами, и, к сожалению, случаями из медицинской практики последних дней. Чего стоит только шокирующая история из новосибирской больницы № 11, где две недели умершую от коронавируса 82-летнюю пенсионерку выдали за живую и находящуюся в реанимации.

Женщина умерла 7 сентября, но родственники узнали об этом только 21-го числа. Две недели тело находилось в морге, родным, звонившим в больницу, говорили: «Она в стабильно тяжелом состоянии. Последний раз моя мама звонила 17 сентября», – рассказывает внучка.

Когда семья приехала в морг забирать тело, его выдали в закрытом гробу. Умершую отвезли в крематорий. Тело было в настолько плохом состоянии, что на него даже не смогли надеть одежду. Семья обратилась в больницу, чтобы выяснить, почему про пациентку все забыли. Ответа им так не последовало.

…Увы, на очень многие вопросы ответа от властей так и не поступает. Впрочем, таких ответов люди сегодня ждут все меньше и меньше…

Леонид КАУРДАКОВ, главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Поделиться

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x