Колонка редактора

Пересолили

Вы знаете, кто такой «филичевый человек»? Скорее всего, нет. Между тем, в годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы это словосочетание было чрезвычайно популярным в СССР. Так называли чиновников, у которых истинные чувства (и мысли) заменялись некоей трухой. Впрочем, об этом позже. А пока – о внешне заурядном событии, подготовке Новосибирска к будущей зиме

На минувшей неделе многие СМИ Новосибирска сообщили о том, что предстоящей зимой коммунальные службы города для очистки улиц ото льда и снега возьмут на вооружение смесь, в которой будет 50 процентов соли. Это будто бы позволит к весне сохранить улицы более чистыми. Об этом заявил директор ДЭУ № 1 Алексей Лыков, добавив, что такое решение позволит облегчить работу дворникам с наступлением весны. По его словам, в прошлые годы зимой посыпали улицы смесью, которая готовилась на 90 процентов из фракционного отсева и на 10 процентов из соли. В 2021 году соотношение изменится до 50-ти на 50. Это приведет к тому, что песка на тротуары будет выноситься меньше, а значит, и объем работы весной тоже убавится.

Сейчас заготовлено уже 40 тысяч кубометров противогололедных материалов, а к концу октября прибудет ещё 14 тысяч кубометров. Использоваться песко-соляная смесь с новым соотношением будет практически на всех улицах города.

Вот так. Однако при этом никто не задумался над тем, что пятикратное увеличение «нормы» соли принесет новосибирцам убытки в сотни и сотни миллионов рублей. Точную сумму подсчитать просто невозможно. Мало этого – одновременно сильнейший удар будет нанесен по экологии. Ситуация может обернуться такими бедами, что уже сейчас для их предотвращения требуется вмешательство прокуратуры. Речь идет о катастрофическом, разрушительном воздействии соли на автотранспорт и подземные воды.

Для борьбы со льдом соль используется с конца XIX века. Ледяная корка, вступая в химическую реакцию с натрием (формула соли натрий-хлор), за короткий промежуток времени тает, превращается в лужу, которая не замерзает даже при температуре ниже минус 10.

Пару десятков минут, и проезжая часть становится абсолютно безопасной – шины не скользят, а из препятствий остается только слякоть, которая не провоцирует аварии и легко убирается грейдером.

Однако вместе с быстродействием у соли есть и большой недостаток. Еще в XIX веке отмечалось, что она разъедала копыта лошадей. В настоящее время соль наносит вред кузову автомобилей, обуви и… лапам животных.  

В некоторых городах уже задумываются об ограничениях использовании этого едкого компонента. Например, в 2019 году ее использование ограничили в Санкт-Петербурге. В северной столице соль применяется точечно при резких колебаниях температуры. За рубежом  при зимней обработке улиц соль также применяется крайне осторожно.

Скажем, в Финляндии наиболее распространенное решение дорожных зимних проблем – мраморная крошка. Правда, в чрезвычайных ситуациях прибегают и к более эффективным решениям. Однако главный способ борьбы со снегом, скажем, в Хельсинки – все-таки своевременная очистка улиц.

Все улицы здесь делятся на три категории: главные дороги с активным движением, дороги средней загруженности и небольшие улицы  – преимущественно в жилых кварталах. Дороги первых двух категорий очищаются каждый день до семи утра, небольшие улицы – раз в три дня.

Своевременная чистка не всегда помогает, поэтому в Хельсинки также применяется соль. Правда, состав реагента существенно изменен, чтобы он наносил окружающей среде как можно меньше урона. «Чтобы сохранить уровень засоления почв настолько низким, насколько возможно, рекомендуется использовать увлажненную соль», – говорит инженер-специалист по техническому обслуживанию в администрации Хельсинки Туомас Лаутаньеми.

Аналогичным методом снижают урон от использования соли и в некоторых провинциях Канады (в Онтарио и Квебеке). Там используется соль на основе сока сахарной свеклы. За счет собственных кислот она тоже работает как реагент – в результате на растапливание льда требуется на 30 процентов меньше соли. Кроме того, сок сахарной свеклы делает раствор более плотным, поэтому соль лучше прилегает к асфальту и эффективнее растапливает лед.

Как выяснилось, полностью отказаться зимой от реагентов невозможно. В таком случае, на чистку дороги уйдет гораздо больше времени, чем с ними. Но можно свести их использование к минимуму или снизить урон с помощью изменения состава.

Теперь – об убытках от применения антигололедных реагентов. Ежегодно от обработки автодорог зимой антигололедными реагентами сотни тысяч автомобилей получают повреждения в виде выступающей ржавчины, принося своим владельцам огромные убытки. К сожалению, в России до сих пор не ведется статистика, которая отслеживала бы затраты автовладельцев  на устранение ржавчины на машине. Но такая статистика имеется, скажем, в США. Там каждый год владельцы автомобилей в результате поражения машин обыкновенной ржавчиной получают убытки на три миллиарда долларов.

Ржавчина начинает появляться в тот момент, когда металл окисляется. Окисление включает в себя такой элемент, как кислород, который является ключевым молекулярным компонентом воды. Как говорят специалисты, окисление представляет собой электрохимический процесс, который и приводит к коррозии металла.

Тут все просто – атомы железа передают свои электроны атомам кислорода. Эта химическая реакция называется оксидирование. В конечном итоге эта химическая реакция и приводит к образованию ржавчины на металле, которая со временем все сильней въедается в металл и начинает увеличиваться. Соль выступает здесь в качестве катализатора, она-то и ускоряет процесс окисления. Соль является довольно мощным электролитом при растворении в воде. В результате, растворенная соль увеличивает сам процесс оксидирования. Она ускоряет процесс перемещения электронов от железа к кислороду, поэтому реакция происходит быстрее.

…Даже при соотношении соли и песка один к девяти, за зиму такой антигололедный состав способен нанести автомобилю огромный вред. А что будет происходить с автомашинами при соотношении пять к пяти? Нетрудно себе представить.

Но и это еще не все. А куда затем подеваются десятки тысяч тонн соли с зимних улиц? Правильно, ее вместе со снегом и льдом вывезут на снегоотвалы. Там весной вся эта масса растает, и вода вместе с солью уйдет в итоге под землю. Как это скажется на земле и на подземных водах, наверное, уточнять не надо. Плохо скажется.

Другой вопрос, а кто же волен устанавливать нормы соотношения песка и соли в антигололедных составах? Требуются ли при утверждении этих норм заключения компетентных экологов? Учитывается ли хоть в какой-то мере тот ущерб, который может быть причинен сотням тысяч владельцев автомашин? Праздные вопросы. Разумеется, и заключения экспертов в мэрии Новосибирска никто не спрашивает, и хотя бы приблизительно материальные потери владельцев автомобилей никто из чиновников не прикидывает. И вот тут как раз пора вернуться к «филичевому человеку».

История эта приключилась в годы войны. В редакции газет стали приходить письма с фронта от солдат с жалобами на ухудшившееся качество табака. Прежде был табак как табак – и в меру крепкий, и ароматный, и вдруг и раскуриваться табак стал плохо, и горло драть. А вкус стал таким, что нисколько не напоминал прежнюю махорку. В газете «Правда» поручили заняться этой проблемой фельетонисту Д. Заславскому. Тот добросовестно разобрался, и выяснил, что все дело в так называемом «филиче».

Филич – это немалый по размерам отросток ствола табачного куста. В нем столько же табака, сколько в соломе зерна. Его и раньше добавляли в табак, но в соотношении 10 процентов к 90. Девять частей табака, и 10 – филича. И вот в соответствующем отделе тогдашнего наркомата пищевой промышленности кому-то из чиновников пришла в голову идея поменять традиционные пропорции. Если в махорку для солдат добавлять только 10 процентов табака и 90 – филича, это какая же выйдет экономия! И стали массово крошить в махорку  не только табачный лист, но и стебли веток. А ветки – это как раз филич.

Фельетонист нашел того самого чиновника. Спросил: «Ну, как же так?! Вы представляете, после боя солдаты собрались в блиндаже, закурили. Кто-то негромко затянул слова из любимой песни… «Бьется в тесной печурке огонь»…»

«Песню?.. Затянули?.. – Недоуменно откликнулся чиновник с оловянными глазами. – Песня – это не по нашему наркомату. Песня – это по наркомату культуры…»

И я увидел, пишет Д. Заславский, человека, у которого в душе было только 10 процентов патриотизма, и 90 процентов филича.

Чиновника, конечно, с работы сняли. Соотношение филича и табака  в махорке вернули к прежним нормам. А выражение «филичевый человек» надолго стало нарицательным.

Увы, сегодня это словосочетание почти забыто. И  зря. Как раз сейчас оно актуально как никогда. По части трухи в своей душе нынешний чиновник даст фору любому прежнему столоначальнику. Он сейчас – технократ. Он – функционер. Он – карьерист. Совсем нередко он – взяточник. Он – кто угодно, только не тот, кто по-настоящему озабочен решением проблем простых людей. И люди это чувствуют и знают.

Леонид КАУРДАКОВ, главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x