Колонка редактора

Элементарно, Ватсон!

Все в нашей жизни пришло из прошлого и уходит в будущее. И хорошее, и – плохое. И незначительное, и – значительное. И порой непросто предугадать, какое из сегодняшних дел может обернуться огромными проблемами или, наоборот, достижениями – в будущем

На минувшей неделе гендиректор Новосибирского завода полупроводниковых приборов «Восток» В. Исюк сообщил о том, что в 2022 – 2025 годах предприятие начнет разработку не производимой сейчас никем в России микроэлектроники для нужд Роскосмоса, Росатома и оборонно-промышленного комплекса. Ничего подобного сегодня в России не выпускается.

Конечно, такие дела не вершатся в одночасье. К марту 2022 года НЗПП «Восток» завершит первый двухлетний этап масштабного технического перевооружения. Инвестиции в него составят около 2,5 миллиарда рублей, из которых 1,5 миллиарда компенсирует бюджетная субсидия. «Это, по сути, выход предприятия на новый технологический уровень. А дальше его развитие пойдет еще активнее… Это будет уже не столько закупка и запуск оборудования, сколько работа с технологиями и новыми разработками, чтобы выпускать современную продукцию, востребованную всей радиоэлектронной отраслью России», – говорит Владимир Исюк.

Генеральный директор уточнил, что завод будет производить электронную компонентную базу для «умных» приборов, включая чипы, интегральные схемы, диоды, стабилитроны, операционные усилители, полупроводниковые приборы с проектными норами до 0,25 микрон. «Все это спецэлектроника для работы в особо агрессивных и особо опасных условиях. Это не бытовая, не гражданская электроника, а та, что в воде не тонет, в огне не горит и при взрыве ядерного оружия продолжает функционировать, – объяснил он.

Кажется, в этот раз у России появляется реальная возможность преодолеть отставание, которое почти всем казалось непреодолимым и которое почти всем казалось решающим. Отставание в элементной базе. В той области, которая сегодня определяет для ведущих стран мира если не все, то почти все.

…Вот почему автор этих строк выбрал сегодня такую тему для своей «колонки»…

Как сложилось такое отставание – вопрос отдельный, очень интересный и, что особенно важно, – поучительный. Начнем с того, что ЭКБ – электронная компонентная база, весьма обширна и разнородна. От простейших резисторов, до сложнейших микросхем. Это и конденсаторы, и транзисторы, и разъемы, и переключатели, и трансформаторы, и радиолампы, и кинескопы, и многое, многое иное.  Как отмечает известный исследователь этой темы Б. Малашевич, «с самого зарождения электронной промышленности в стране в 1961 году министр А. Шокин стремился реализовать принцип ее опережающего развития на основе инициативных разработок отрасли». Именно инициативные разработки Министерства электронной промышленности соответствовали, а часто и превосходили мировой уровень.

Чтобы не быть голословными, приведем данные 16-го Главного управления Министерства обороны СССР 1984 года. По этим данным, в 1977 году отставание от лучших зарубежных образцов составляло только три процента, в 1982-м – четыре, в 1984 – 5,3. Этот вывод в 2010 году в своей статье подтвердил нобелевский лауреат за работы в микроэлектронике Жорес Алферов: «В 1970 – 1980-е годы существовали только три страны с развитой электроникой: США, Япония и СССР. Но по многим направлениям советская электроника занимала передовые позиции». Как пример можно привести историю с созданием СВЧ-приборов миллиметрового диапазона. Они опережали все существовавшие на то время зарубежные аналоги. Но… Как сообщил в феврале 1973 года министр А. Шокин, в течение пяти-шести лет эти приборы оставались невостребованными. И уже тут стали проявляться те факторы, которые в последующие десятилетия привели к катастрофическому отставанию.

Но, конечно, причин этого было много. Министерство электронной промышленности всегда находилось в состоянии острого дефицита специального технологического оборудования и материалов. Основой электронной промышленности являются новые технологии, в этом ее принципиальное отличие от радиопромышленности, основой которой являются новые архитектурные и схемотехнические решения, слабо связанные с технологиями производства. А новые технологии влекут за собой необходимость новых материалов (сверхчистых) и нового технологического оборудования (сверхсложного), причем, в основном, специализированных, не востребованных в других отраслях промышленности. Эта специализация привела к тому, что профильные министерства (химики, металлурги, машиностроители, приборостроители и др.) стали отказываться от разработок и производства для Минэлектронпрома специальных материалов, технологического и контрольно-измерительного оборудования. А централизованная плановая система, которая, вроде бы по определению должна была просто решить эту проблему волевым методом, не сработала, государство не смогло (или не сочло нужным) заставить министерства выполнять свои функции – воли не хватило.

А импортировать в условиях «холодной войны» ничего передового не удавалось, только второстепенное. Между тем страны НАТО во главе с США создали специальный международный комитет КОКОМ, который строго следил, чтобы ничего передового, стратегически важного в СССР из капиталистических стран не поставлялось.

В результате Минэлектронпрому все приходилось делать самому. Но собственных ресурсов для производства в нужных объемах технологического оборудования и материалов было недостаточно, а помощь государства была ничтожна. По этой причине на заводы профильных инновационных центров по микроэлектронике, изначально задуманных как опытные для отладки новых технологий и новых изделий, было возложено серийное производство продукции, что, естественно, влекло к снижению эффективности инновационных центров по созданию новой продукции.

Руководство Минэлектронпрома предпринимало все возможное, чтобы исправить положение, но уж слишком неравны были силы. В 1985 году А. Шокин привел такие цифры на заседании комиссии ВПК. Министерство имеет 150 проекционных литографических установок стоимостью по 160 тысяч рублей. А электронная промышленность США имеет 3200 установок стоимостью по одному миллиону долларов. Ежегодно США направляет 23 миллиарда долларов на развитие микроэлектроники. В министерство МЭП поставляются материалы, качество которых никто не гарантирует, и которые не имеют ни ГОСТов, ни ТУ.

А потом на добрых полтора десятка лет наше государство вообще практически забыло про развитие микроэлектроники. А как раз в это время возникают Силиконовая долина, возникают десятки крупных компаний в сфере компонентной базы. Практически одновременно появляется, а затем очень резко растет спрос на смартфоны, планшеты, ноутбуки и компьютеры. Все это в комплексе и привело в итоге к серьезному отставанию России.

Осознание этого отставания очевидно уже много лет, но ни о каких конкретных мерах по преодолению этого отставания до последнего времени слышно не было. Не было, может быть, еще и потому, что не было проделано серьезного анализа предыдущих ошибок. И вот – лед тронулся.

Речь идет не только о программах НЗПП «Восток». На минувшей неделе томская компания «Микран» сообщила о переговорах с потенциальным инвестором о вложении четырех миллиардов рублей в создание микроэлектронной фабрики на территории опережающего развития (ТОР) в городе-спутнике Томска Северске. «Востребованность очень большая, для этого мы и хотим здесь, в Северске, построить свою микроэлектронную фабрику, где ТУСУР (Томский университет систем управления, – «ЧС») будет участвовать как поставщик сотрудников, – рассказала гендиректор «Микрана» Вера Парамонова. – Фабрика будет производить микросхемы, которые сейчас в дефиците. Плюс это еще и ответ на санкции, которые закрыли нам продажи некоторых микроэлектронных компонентов».

Она отметила, что развернуть производство на полную мощность, в соответствии с бизнес-планом, можно за три года. «Мы ищем инвестора. Процесс этот длительный, но я думаю, через год мы начнем строить», – сказала Вера Парамонова. – У нас есть своя фабрика, где мы выпускаем электронные комплектующие… Это разработка – наша внутренняя инвестиция. Там большая сумма вложена – порядка трех  миллиардов. Гендиректор уточнила, что новое производство удовлетворит потребности отечественных производителей электроники в отечественных высокочастотных силовых полупроводниках.

В эти же дни «Микран» сообщил о том, что в первом полугодии 2022 года намерен приступить к испытаниям отечественной базовой станции для сетей связи 5G. Еще в июле, во время визита в Томск премьер-министра РФ Михаила Мишустина состоялся пробный запуск томской базовой станции стандарта 5G, часть элементов которой производит «Микран». В архитектуре станции предусмотрена возможность 100-процентного перехода на отечественные компоненты. Запустить серийный выпуск базовых станций 5G «Микран» планирует уже в 2023 году. Отметим, что в мире сейчас немного компаний, которые освоили технологии 5G, а в России эти компании, по словам коммерческого директора «Микрана» Егора Ильина, «можно пересчитать по пальцам одной руки». Сибирский «Микран» – среди них.

Отметим, что, как и в случае с НЗПП «Восток», столь впечатляющих результатов удалось достичь при активной поддержке правительства. За последние три года «Микран» получил от государства около 1,5 миллиарда субсидий на различные проекты. В частности, в 2020 году были получены значительные средства на разработку 5G-оборудования. Переход на отечественные компоненты для 5G даст многовекторный эффект. Государство наконец-то обретет в этой отрасли столь желанную безопасность, а российские компании получат огромные рынки сбыта. О том, насколько велик сейчас этот рынок, можно судить хотя бы по тому, что сегодня объем закупок за рубежом операторами сотовой связи составляет порядка двух миллиардов долларов в год. С приходом 5G этот рынок будет только расширяться. Но теперь большую часть этих средств получат отечественные компании.

…Кто-то скажет, мол, медленно, медленно «запрягаем». Да, медленно. Хотелось бы – побыстрее. Но если верна наша поговорка про русских, которые медленно запрягают, но зато потом быстро едут, то – ничего…

Леонид КАУРДАКОВ, главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x