Религия

Два Пимена. И еще один

9 сентября значатся в календаре как «народный праздник Два Пимена». Праздник, действительно, народный и православный. Православная Церковь в этот день чтит память преподобных Пимена Великого и Пимена Палестинского. Отмечая праздник Два Пимена, наши предки, конечно, не могли знать, что в ХХ столетии в Русской Православной Церкви появится еще один Пимен. Патриарх

Пимен и его братья

На западе от дельты Нила находится Ливийская пустыня. Пустыня для египтян была областью смерти: безводная территория и пески, местность для могил. Феллахи испытывали ужас перед пустыней. А вот христиане IV – VI веков не столь страшились пустыни. И с распространением христианства египетская пустыня стала служить прибежищем для монахов-отшельников. Среди них был и Пимен Великий.

Но для чего первые христиане удалялись в столь неприветливые и пустынные места? Чтобы уйти туда, нужны были важный стимул и мужество. Гонений на христиан в те годы уже не было. Возводились христианские храмы, проповедовалось Евангелие. Но оказалось, что куда опасней любых гонений становится формальная вера. Жизнь, в которой Христос занимает только небольшое пространство, а остальное поглощают мирские заботы и дела. Именно от этого ревностные верующие стали уходить сначала на границу поселений и пустыни, а затем удаляться все дальше и дальше, чтобы служить Богу и быть наедине с Богом. Они уходили от людских поселений, чтобы остаться в смиренном одиночестве, вознося молитвы Богу и борясь с искушениями.

Суровые условия давали ранним христианам возможность испытать себя в крепости духа при служении Господу. Некоторые из них проявили чудеса святости и стали магнитом, притягивающим в безводный край последователей и подражателей, селившихся поблизости. Для новичков такие монахи стали наставниками, духовными отцами (аввой).

В IV веке в пустынной местности образовалось три общины монахов (отшельников и аскетов): Нитрия, Келлия, Скитис. По наименованию последней и произошло название «Скитская пустыня», где обитал авва Пимен.

Авва Пимен был египтянином. Жил он в IV веке. Семья была привержена христианской вере, кроме него, у матери было еще шестеро сыновей. Старший брат Пимена Анувий, а затем и другие братья удалились в Скитскую пустыню и стали монахами-аскетами. Когда Пимену исполнилось 15 лет, он вслед за ними удалился в монастырь и принял постриг. Маленькой общиной по очереди руководили Анувий и Пимен.

Днем братья работали до полудня, в самую жару три часа читали, затем собирали хворост, а из 12-ти ночных часов четыре работали, четыре пели псалмы, четыре спали. Пимен сам иногда ничего не ел по неделе, но ученикам советовал не изводить себя чрезмерно: «Мы постимся не чтобы убить наши тела, а чтобы господствовать над ними».

В 407 году в Скитскую пустыню пришли арабы-кочевники. Язычники стали разрушать монастыри и убивать монахов. Семь братьев спаслись от бедуинов, и ушли в Тенеруфе, на берегу Нила. Главой семейной общины стал старший брат, Анувий. А у Пимена проявились выдающиеся способности духовного наставничества. Авва Анувий стал отправлять посетителей, пришедших за советом, к Пимену. Авва Пимен никогда не вступал в разговор в присутствии Анувия, во всем подчинялся организации жизненного уклада общины.

В пищу отшельники употребляли только хлеб, который покупали за деньги, вырученные от продажи своих изделий. Пимен был очень воздержан в еде, часто не ел по два-три дня. Таким образом, авва Пимен приобрел большой опыт в голодании. Впоследствии к нему обращались другие монахи за советом, как преодолеть чувство голода? Пимен никогда не советовал делать длительные перерывы в приеме пищи. Он рекомендовал есть каждый день небольшими порциями. Все чрезмерное, считал авва, – бесовское наущение.

В отношениях с людьми Пимен был очень сдержан. Он считал, что келья – это могила монаха, который не может иметь земных привязанностей. Однажды был арестован его близкий родственник, за которого авва мог заступиться. Но Пимен отказался, передав, чтобы суд совершился согласно закону.

Слава о его подвижничестве, мудрости стала известна во всем Египте. Увидеть авву хотели правители и простые феллахи. Но Пимен избегал таких контактов.

Простые истины Пимена

Благодаря Пимену появился на свет сборник монашеских изречений, известный под греческим названием «Апофегмата» («Афоризмы»), причем из тысячи афоризмов и рассказов около четверти посвящены самому Пимену. Его советы не устарели по сей день. Например, на вопрос, что лучше: говорить или молчать, старец сказал: «Говоришь для Бога – молодец, для Бога молчишь – опять молодец». «Злоба никогда не уничтожит злобы», – говорил старец. Пимен заявлял, что три года покаяния вполне можно заменить тремя днями, лишь бы от сердца каяться. Он знал, что Бог не отвечает злобой на злобу, не нуждается в «штрафах», а в смиренных и любящих сердцах. «Если мы скроем грехи братьев, то и Бог скроет наши грехи», – сказал Пимен. «Живая вера заключается в том, чтобы поменьше думать о себе и быть добрее к окружающим», – говорил он.

Ответы преподобного Пимена, записанные иноками для назидания себе и другим, просты. Не допускать, чтобы страстные помыслы овладевали душой. Человек не в состоянии помешать им появляться, но в его силах им сопротивляться, тогда они исчезнут. Главное для спасения души – это смирение, добиться которого можно постоянным самоосуждением и принижением перед любым человеком. Как капли воды, падающие на камень, подтачивают его, так и постоянная молитва смягчает сердце и делает его податливым к восприятию страха перед Господом. Главные правила для человека – бояться Бога, часто молиться и совершать добрые поступки.

Сам Пимен был к себе беспощадно строг. В самоуничижении достиг такого предела, что искренне считал себя достойным наказания наравне с сатаной.

Преподобный скончался в возрасте 110 лет в обители, куда он ушел вместе с братьями. После смерти он был причислен к лику святых за смирение, мудрость, подвижнический подвиг.

На иконах святой изображен до пояса или в полный рост. Седовласый старец с седой бородой держит в руках свиток или обращает открытые ладони к молящимся. На преподобном часто длинный, до земли хитон и такой же длины накидка. Иногда он изображен в монашеском одеянии.

Имя Пимен, в переводе с греческого, означает пастырь или пастух. Таковым и был в жизни преподобный Пимен. Наименование Великий дано в знак великого смиренномудрия, скромности, самоотверженности в служении Богу.

Второй Пимен – Пимен Палестинский жил в VI столетии. В бытность пастухом он дозволил собакам, охранявшим отару, растерзать путника, который слишком близко проходил от овец. Через непродолжительное время ему было открыто, что он сам примет похожую смерть от хищного зверя. Раскаявшись в содеянном, Пимен удалился в пустыню Рува. Поселившись в одной из пещер, он посвятил остаток жизни молитвам и думам о Всевышнем. Смерть пришла к нему, как и было предсказано, в облике льва.

Вот что рассказывает об этом Дмитрий Ростовский. Святые отцы Софроний и Иоанн записали о сем святом Пимене в своей книге так:

– Авва Агафоник, игумен лавры преподобного отца нашего Саввы, поведал нам, – повествуют они, – следующее:

– Я шел, – рассказывал авва Агафоник, – однажды в пустыню Руву к авве Пимену, жившему в пещере и питавшемуся кореньями. Найдя его, я поведал ему о мыслях своих, и, так как был уже вечер, то он оставил меня одного на ночь в пещере, а сам ушел в другую пещеру. В эту ночь было очень холодно, и я очень страдал от стужи. Утром следующего дня старец пришел ко мне и спросил меня:

– Как провел эту ночь ты, сын мой?

– Я, – повествует авва Агафоник, – отвечал ему:

– Прости меня, отче! Всю эту ночь я очень страдал от холода.

Он же сказал мне:

– Говорю тебе правду, сын мой, – я нисколько не пострадал от холода.

– Услышав это (рассказывает Агафоник), я весьма удивился, так как старец был нагим; потом спросил его, сказав так:

– Яви любовь мне, отче, – расскажи, почему ты не пострадал от холода, будучи нагим?

И отвечал мне старец:

– Пришел лев, лег около меня и согрел тело мое; однако, знай, сын мой, что я буду съеден зверями.

Тогда я спросил его:

– По какой причине ты, отче, будешь съеден зверями?

На это старец ответил мне:

– Когда я жил в мире на родине моей (оба они происходили из Галатии), то я был пастухом овец; однажды, когда я пас овец, мимо моего стада проходил некоторый муж; мои псы напали на него и растерзали. Я мог спасти его от псов, но не сделал этого. И узнал я, по откровению Божию, что и я должен умереть такою же смертью, – именно буду растерзан зверями.

Об этом рассказал преподобный Пимен авве Агафонику; и действительно случилось так, как сказал он; ибо спустя три года стало известно, что пустынножитель Пимен был съеден зверями. Душа же его святая сопричислена к лику отцов преподобных по милосердию Господа нашего Иисуса Христа.

Мирские и военные тропы патриарха

Патриарх Пимен

Отмечая праздник Два Пимена, наши предки, конечно, не могли знать, что в ХХ столетии в Русской Православной церкви появится еще один Пимен. Патриарх. К сожалению, сейчас об этом архипастыре вспоминают нечасто, хотя ему выпала труднейшая миссия – возглавить Церковь в то время, которое сегодня принято называть «застоем».

Будущий патриарх Пимен (в миру Сергей Михайлович Извеков) родился в 1910 году в семье служащего. В отроческие годы в праздничные и свободные от учебы дни любил бывать в храме, где пел на клиросе. В 1923 году Сергея, обладавшего прекрасным голосом, пригласили в архиерейский хор. 1925 году, после окончания школы, переехал в Москву и в конце того же года в Сретенском монастыре принял постриг с именем Платон. В этот период он управлял церковными хорами в московских храмах. А в октябре 1927 года в пустыни Параклит близ Троице-Сергиевой лавры 17-летний инок Платон был пострижен в монашество с именем Пимен в честь преподобного Пимена Великого.

В апреле 1932 года был арестован в первый раз, в ходе массовых арестов священнослужителей, проводившихся с целью ликвидации нелегальных монашеских общин. Из показаний на допросе 20 апреля 1932 года: «Я человек глубоко верующий, с самых малых лет я воспитывался в духовном духе. Антисоветской агитацией я никогда не занимался и не занимаюсь. Ни в какой группировке не состою. Воспитанием молодежи в антисоветском духе я не занимался».

По делу «церковно-монархической организации» проходил 71 человек, которым были предъявлены стандартные обвинения. Так, иеромонах Пимен обвинялся в «разговорах о восстановлении монархии», ведении «антисоветской агитации», совершении треб на дому. 4 мая 1932 года решением коллегии ОГПУ был освобожден в числе 19-ти человек, проходивших по делу. Возможно, сыграла свою роль молодость о. Пимена. Как вспоминала арестованная в этот же период молодая прихожанка Валентина Яснопольская, следователь говорил ей, что к молодежи в ОГПУ «чуткое отношение», к ее представителям относились не так жестко, как к старшему поколению.

В 1932 году о. Пимен был призван на два года в РККА и направлен в 55-й отдельный конный транспорт в городе Лепеле Белоруссии, где прослужил до декабря 1934 года. За время службы получил образование фельдшера и ветеринара, которое затем позволило выжить во время лагерных заключений и в годы войны.

В конце 1934 года вернулся к служению в храме Богоявления в Дорогомилово. В 1935 году был выведен за штат. Такие решения принимались в те годы в отношении ранее арестовывавшихся клириков. К этому периоду относится работа с художником Павлом Кориным, изобразившим на своем полотне «Реквием. Русь уходящая» рядом с тремя патриархами – Тихоном, Сергием и Алексием – 25-летнего иеромонаха Пимена, ставшего через многие годы после создания картины следующим патриархом Московским и всея Руси.

В начале 1937 года последовал новый арест. Постановлением особого совещания при коллегии ОГПУ приговорен к принудительным работам на строительстве канала Москва – Волга. Был направлен в Дмитлаг. Здесь пригодилась специальность ветеринара – он следил за здоровьем работавших на строительстве лошадей. Очевидно, гибель лошади была причиной осуждения о. Пимена, статья, по которой он был вторично осужден, гласила: «утрата, умышленная порча… патронов и лошади».

Часть заключенных Дмитлага была выслана в Узбекистан. Среди них был и заключенный Извеков. Об этом времени патриарх говорил кратко: «Тяжело было. Слава Богу, что все прошло». На вопрос, откуда он знает узбекский язык, ответил: «Да… пришлось… Я там ведь работал, рыл каналы».

 В начале августа 1939 года переводится на работу заведующим областным Домом санитарного просвещения в городе Андижане, летом 1940 года поступает на литературный факультет Андижанского вечернего педагогического института. Успел закончить только первый курс института – 10 августа 1941 года был призван в ряды Красной Армии и направлен в пехотное училище, после окончания которого, в начале 1942 года получил звание младшего комвзвода.

18 января 1942 года был назначен командиром пулеметного взвода, однако на фронт отправлен не был – был назначен помощником начальника штаба по тылу 519 стрелкового полка, который находился в резерве.

В мае 1942 года полк начал сражаться с гитлеровцами в составе Южного фронта. В это время началась Харьковская операция. В боях приняло участие и правое крыло Южного фронта, где воевал иеромонах Пимен. В результате неудачно проведенной операции войска были окружены немцами и уничтожены или взяты в плен. 29 мая 1942 года кольцо окружения окончательно замкнулось.

Вероятно, к этому времени относится следующий рассказ: «Во время войны полк, где воевал будущий патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, где люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?».У иеромонаха была потаенно-запрятанная икона Божьей Матери, и теперь под огнем он слезно молился перед ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством – все увидели, как ожила вдруг икона, и Божья Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся».

29 июля 1942 года был контужен. Почти четыре месяца находился в военном госпитале № 292. В ноябре был назначен заместителем командира роты 702 стрелкового полка. 23 февраля 1943 года полк в составе 213 стрелковой дивизии отбыл на фронт. Участвовал в кровопролитных сражениях марта – апреля 1943 года под Харьковом.

16 апреля 1943 года был вновь контужен. Авиабомба взорвалась рядом с местом, где укрывалась рота, которой командовал старший лейтенант Извеков. «Солдатики мои были щуплые, маленькие. А у меня спина широкая, я и прикрыл их собой», – рассказывал потом патриарх Пимен, когда боли в спине давали о себе знать.

В том же году старший лейтенант Извеков был назначен адъютантом командира дивизии 7 гвардейской армии генерал-майора Ф. Шевченко. 28 августа 1943 года операция была закончена. Но среди выживших старшего лейтенанта Извекова не нашли. В штатно-должностной книге офицерского состава полка была сделана запись: «старший лейтенант Извеков Сергей Михайлович пропал без вести».

Однако о. Пимен был жив. Он был направлен в госпиталь в Москву, где проходил лечение после ранения и был комиссован из армии. Вероятно, зная о потеплении отношений Церкви и государства, о. Пимен надеялся вернуться к священнослужению и не пришел в военкомат отмечаться. Он не мог быть назван дезертиром, так как подлежал освобождению от службы как священнослужитель. Но еще 18 ноября 1944 года, Берия направил записку Сталину о том, что работники госпиталей выдают справки об освобождении от военной службы без достаточных оснований. Начались проверки.

29 ноября 1944 года был задержан милицией для установления личности. В итоге ему было предъявлено обвинение в том, что он «скрывался от ответственности под видом служителя религиозного культа». 15 января 1945 года военный трибунал вынес приговор: «Извекова Сергея Михайловича лишить свободы сроком на десять лет, лишив его звания «ст. лейтенант».

В марте 1945 года был доставлен по этапу в Воркуто-Печорский лагерь. Суровые морозы, отсутствие нормальной пищи обрекало на смерть большинство заключенных. Специальность санитара пригодилась и здесь – в лагере он работал санинструктором.

18 сентября 1945 года был освобожден по амнистии для участников войны. Он испытывал сильнейшие боли в позвоночнике. Сразу по выходе из лагеря вернулся в Москву и обследовался. Оказалось, что он болен туберкулезом позвоночника. До февраля 1946 года находился на лечении.

По выходе из больницы, по рекомендации иеромонаха Серафима (Крутеня), с которым познакомился еще в 1925 году, был зачислен в штат Благовещенского собора города Мурома. Затем перешёл в Одесскую епархию. Чуткий пастырь и талантливый проповедник, он многих привлек тогда в число прихожан. Он обладал прекрасным голосом, писал стихи, проповеди, рисовал и вышивал.

В августе 1949 года назначен наместником Псковско-Печерского монастыря, в 1954-м назначен наместником Троице-Сергиевой лавры. В 1957 году стал епископом, в 1960-м – архиепископом. На короткие отрезки времени Пимен возглавляет Тульскую, Ленинградскую, Луганскую, Смоленскую, Горьковскую епархии. Наверное, не было тогда другого епископа, который сменил бы столько кафедр. Так Пимен узнавал глубоко Россию и Россия узнавала его.

18 апреля 1970 года, на следующий день после кончины патриарха Московского и всея Руси Алексия вступил в должность местоблюстителя Московского патриаршего престола. 2 июня 1971 года Поместным Собором был единогласно избран патриархом Московским и всея Руси.

У Церкви не бывает простых времен, и те годы были трудны по-своему. Государство напрямую не давило на Церковь, но старалось держать ее в удушающих объятиях. Для служения в таких условиях требовалось особое искусство.

А затем в стране начались серьезные исторические перемены. В июне 1988 года Святейший Патриарх Пимен возглавил торжества, посвященные 1000-летию Крещения Руси. Стало возможным более активное участие религиозных деятелей в жизни общества, и в 1989 году патриарх Пимен был избран народным депутатом.

Последние годы он тяжко болел. Скончался 3 мая 1990 года в Патриаршей резиденции в Москве. Погребен в крипте Успенского собора Троице-Сергиевой лавры, возле могилы его предшественника, патриарха Алексия I.

Заветы Пимена

Известный старец, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в своей проповеди 10 июня 1990 года, в день интронизации патриарха Алексия II, передал заветы патриарха Пимена в следующих словах: «И вместе с жезлом патриаршим новому патриарху вручается и завет его предшественников, и заветы, хранящиеся Церковью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу высказать эти заветы не из книг, но слышанные мной лично из уст патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с патриархом, но сказаны были так значительно, так категорично и со властью. Вот что было сказано патриархом Российским Пименом.

Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль – Юлианский календарь, по которому преемственно молилась тысячелетие Русская Церковь.

Второе. Россия как зеницу ока призвана хранить Святое Православие во всей чистоте, завещанное нам святыми нашими предками.

Третье. Свято хранить церковнославянский язык – святой язык молитвенного обращения к Богу.

Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах – семи Вселенских соборах. Грядущий VIII Собор страшит многих, да не смущаемся этим, а только спокойно веруем в Бога. Ибо если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять».

Ой, рябина кудрявая…

Праздник Два Пимена в народе часто называют «рябинник». 9 сентября наши предки начинали собирать рябину и калину. Но делали это аккуратно и после того, как птицы успеют полакомиться ягодой.

Знающие люди посвящают этот день сбору рябины и калины. Эти ягоды давно пользуются уважением не столько за вкус, сколько за целебные качества.

Женщины развешивают гроздья рябины под крышей дома, а саму рябину в старину использовали по разным назначениям. На ней ставили квас, варили в меду, клали в пироги, делали вино, сушили и заваривали с травяными сборами.

В этот день девушки изготавливали рябиновые бусы, нанизывая ягоды на красную нить. Они считались оберегом, а также лечили бесплодие, дарили плодовитость и обещали скорую свадьбу незамужним. Кстати, невесты во время свадебной церемонии надевали такие бусы на себя.

На Руси рябину сажали рядом с домом. С рябиной было связано множество примет.

Рябина пожелтела – бабье лето удастся, а зима придет рано и будет морозной. Рябина поздно дала цвет, значит, три месяца будет тепло.

Если рябины мало – осенний сезон будет засушливым, а если много, то дождливым и холодным. Изобилие ягод говорит о том, что зима будет долгой и холодной. Это, конечно, лишь народные приметы.

Такое почитание рябины ничуть не мешало нашим предкам чтить и православных святых. На Двух Пименов народ начинал собирать рябину. Так ведь – на Пименов, а не какой-нибудь день лешака…

Подготовил Александр ОКОНИШНИКОВ, «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x