Колонка редактора

И все-таки они «вертятся»!

В нашей жизни сегодня – множество проблем. Неудивительно, что у многих возникает желание найти в них виновных. Одни видят начало всех наших бед в несправедливом распределении собственности. Другие – в невиданной коррупции. Третьи – во всесилье чиновников, которых сейчас в России больше, чем некогда было во всем СССР. Наверное, правы и первые, и вторые. И уж совершенно точно правы те, кто множество наших бед и проблем связывает с равнодушием и бездействием чиновников

Кемеровчанин Александр Бодулин – инвалид-колясочник. Много лет он живет в аварийном многоквартирном доме без водоснабжения и туалета. Про пандус для инвалидной коляски – нечего и говорить. Живет он так много лет, и вот недавно решился рассказать о своем житье в соцсетях. Страшный получился рассказ. Особенно ужасало то, что после всякой вылазки на улицу 69-летнему инвалиду приходиться… на руках ползти по лестнице до своей квартиры на втором этаже. Коляска по этой лестнице просто не проходит…

Шокирующие кадры должны были вызвать, да и вызвали шок у многих. Особенно – у самих инвалидов. Особенно – у инвалидов из Кемеровской области. Следственное управление СКР по Кузбассу, прокуратура Кемеровской области, наконец, администрация Кемерова организовали проверки. После них власти даже выделили инвалиду другую жилплощадь. 69-летнему инвалиду-колясочнику и его 71-летней жене на двоих выдели комнату… в шесть квадратных метров. В общежитии.

…Вы представляете, каково это – немолодой уже паре, в которой один является инвалидом, жить на шести квадратных метрах?

«Звонили из жилищно-коммунального хозяйства. Мне предложили квартиру в шесть «квадратов» на нас двоих с женой. Это издевательство! Я туда даже если на коляске заеду, то не развернусь. У Навального в тюрьме камера больше! Зачем смеяться-то?» – рассказал Александр Бодулин.

Юрист инвалида заявил, что жилье такой площадью более чем в два раза меньше минимальной нормы. По закону, жилая площадь квартиры пожилой пары должна быть не менее 28 квадратных метров. «Минимальная норма предоставляющегося жилья – 14 квадратных метров на одного человека. Ему предлагают временное жилье – шесть квадратных метров. Шесть «квадратов» – это комнатка в общежитии, с общим туалетом и одной душевой. Там нет условий для инвалидов», –прокомментировал юрист пенсионера Алексей Мухин.

Речь идет о выдаче жилья из маневренного фонда, договор на проживание в котором заключается с администрацией на год, а затем продлевается. Однако, когда пожилая пара  сможет переехать в благоустроенную квартиру, неизвестно. Как сообщили в администрации района, расселять аварийный дом на улице Каркасной, в котором проживают сразу три инвалида, два из которых прикованы к креслу (в том числе и Александр Бодулин), будут не раньше, чем с 2022 по 2025 годы. Так вот, до 2025 года инвалиду с женой чиновники предложили жить в шестиметровой каморке…

И что вы им, чиновникам, сделаете? Впрочем, подождем с ответом…

А вот другая история. На этот раз – из Алтайского края. Жительница Бийска Оксана Тернова рассказала о том, что ее малолетняя дочь-инвалид на протяжении двух лет не может получить кресло-коляску, которая ей положена по закону.

Дело в том, что Фонд социального страхования не может найти поставщика, ссылаясь на сложность изделия и необходимость приобретения импортных запчастей. В итоге ребенку приходиться передвигаться на не приспособленном для этого устройстве, вследствие чего девочка уже получила серьезные травмы – она упала с неприспособленной коляски и сломала обе ноги.

Как рассказала Оксана Тернова, врачебная комиссия обследовала ее дочь еще в декабре 2019 года, медики подготовили все необходимые документы для предоставления пациентке специальной коляски. Однако ее не приобрели до сих пор. В Фонде социального страхования, который и должен был приобрести коляску, не отрицают, что проблема существует. «Сотрудники бийского фонда давали мне телефоны регионального фонда, советовали созваниваться с ними и решать этот вопрос там. Но по тем номерам, что мне давали, просто невозможно дозвониться – либо сброс, либо отмена, либо никто не берет трубку. За два года я дозвонилась всего пару раз, и на мой вопрос о коляске отвечали: «В работе, работаем, ждите. Когда будет – неизвестно», – рассказала женщина.

В Фонде социального страхования ответили, что поставщики отказываются участвовать в закупках, если необходимо индивидуальное изготовление или импортные комплектующие. «В ФСС постоянно говорят, что коляска дорогостоящая. То они не могут заключить контракт, то нет денег. Предлагают приобрести за собственный счет, либо взять кредит. Но коляска такого рода стоит около 300 тысяч рублей, в нашей семье таких средств нет», – пояснила Оксана Тернова.

Привычная ситуация. Чиновники разводят руками. Дескать, и рады бы помочь, да ничего не можем сделать. Проблема остается нерешенной. А в итоге – страдают люди. Но, оказывается, все подобные ситуации имеют еще одну сторону – правовую. О ней чиновники напрочь забывают, а простые люди вообще ничего не знают. И обеспечение достойным жильем инвалида, и приобретение «за казенный счет» коляски для больного ребенка, и очистка улиц от снега или грязи, и контроль за своевременным вывозом мусора, и пресечение нелегальной торговли на улицах, и еще многое-многое другое – все это прямая обязанность чиновников. За это они зарплату получают. И если эта обязанность ими не выполняется, наступают (скажем, так, должны наступить) некие правовые последствия.  В истории с коляской для девочки-инвалида так и произошло.

После обнародования всей этой истории председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин дал поручение подчиненным из Алтайского края провести соответствующую проверку. Правоведы называют такую проверку «доследственной». Следственное управление СКР по Алтайскому краю провело проверку в считанные дни. И… возбудило уголовное дело в отношении сотрудников регионального Фонда социального страхования. Уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного статьей УК РФ «Халатность» в отношении должностных лиц, которые были ответственны за приобретение инвалидного кресла для ребенка. Несмотря на то, что родители девочки предоставили все необходимые документы, кресло-коляска за два года так и не было приобретено. Таким образом, права ребенка были нарушены. В ходе расследования, которое уже идет, действиям должностных лиц фонда будет дана принципиальная правовая оценка.

Вот оно, оказывается, как все может повернуться для чиновника. Того самого чиновника, который, кажется, ничего уже у нас в России не боится. Да, конечно, выговор от начальства – это неприятно, это скажется на премии и даже (возможно) карьерном росте. Но на премии, как и на зарплату, чиновники у нас давно уже не уповают. Действуют как в старом анекдоте про сотрудника полиции, который после зачисления на службу несколько месяцев не приходил за зарплатой. А когда его спросили, мол, чего  за зарплатой-то не идешь, удивился: «Так у вас еще и зарплату дают?! А я думал – дали пистолет, и крутись, вертись, как хочешь!» Вот и чиновники тоже «крутятся» и «вертятся»…

Откаты. Взятки. Кумовство. И т. д. и т. п. Все это сегодня обычные будни российского чиновника. В этих «буднях» просто не находится достаточно времени для решения проблем простых людей, решения часто простых проблем района, города, региона. Десяток лет назад ныне уже покойная директор новосибирского филиала Банка Москвы (сегодня влившегося в ВТБ) Светлана Барановская рассказывала, как однажды к ней на прием пришел сотрудник Новосибирской мэрии среднего «полета». У него родился внук, и он попросил содействия в приобретении килограмма золота. Это должно было стать подарком новорожденному…

С тех пор прошло уже много лет. И за эти годы ситуация в чиновничьей среде стала только хуже. Намного хуже. В разы выросли суммы взяток и откатов (смотри, например, статистику динамики роста взяток в Новосибирской области, публикуемую каждый год региональной прокуратурой). Выросло пренебрежение к простому человеку. Выросла некомпетентность. На минувшей неделе один из общественников Новосибирска обнаружил в городе… девятиэтажный самострой. Здание возводят уже много лет на улице Серафимовича безо всяких разрешительных документов. Само строительство нигде не зарегистрировано. И за все эти годы никто из чиновников это здание (девятиэтажное!) так и не заметил.

Как установила недавно прокуратура, только в марте нынешнего года на двух крупнейших мусорных полигонах Новосибирска  произошло 14 (!) «возгораний отходов». Руководство МУП «Спецавтохозяйство» факты пожаров скрыло, а чиновники, разумеется, их не заметили.

Из инфекционной больницы Новосибирска недавно выписывают пациента с 75 (!) процентами поражения легких. Чиновники от медицины отреагировали на такую вопиющую историю более чем хладнокровно.

А ведь практически каждая из таких историй – основание и для «доследственной» проверки и, скорее всего, для последующего возбуждения уголовных дел. Вот только одного Александра Бастрыкина у нас на всех чиновников (к их превеликой радости!) не хватает… Нам бы еще где-то найти Александра второго, и Александра третьего, и четвертого… И пусть даже его зовут не Александр – не имя красит человека…

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов говорил, что всякого интенданта надо расстреливать без суда и следствия через полгода службы. Ну, это, конечно, перебор. Во-первых, у нас в России расстрелы отменены в силу известного моратория. А во-вторых, через полгода, разумеется, это – рано. А через год?

Леонид КАУРДАКОВ, главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x