Колонка редактора

Что-то с памятью моей стало…

В самом конце минувшего года ушел из жизни великий аграрий России, руководитель хозяйства «Верх-Ирмень» Юрий Федорович Бугаков. Проводить его в последний путь приехали многие: полпред президента, губернатор Новосибирской области, депутаты Госдумы, сенаторы, его коллеги по аграрной отрасли. Было сказано много заслуженно добрых слов, и почти все речи заканчивались одинаково: «Память о тебе мы навсегда сохраним…»

Ю. Ф. Бугаков

Все мы понимаем, что «навсегда» – это, конечно, преувеличение. Девять дней… 40 дней… Полгода. Год. Полгода – уже прошло. Вполне достаточно времени для того, чтобы хоть что-то сделать для сохранения памяти о Юрии Федоровиче. А помнить-то есть про что. Как-то на встрече новосибирского актива партии «Единая Россия» с тогдашним лидером «ЕР» и главой правительства Д. Медведевым Юрий Федорович в скромной рубашечке рассказывал о том, чего добилось за несколько десятилетий хозяйство «Верх-Ирмень».

– Да, за это Героя надо давать! – воскликнул Дмитрий Медведев.

– Так ведь и дали, – хмыкнул Юрий Федорович.

В советские годы Ю. Бугакову присвоили звание Героя Социалистического Труда. Были еще и орден Ленина, и орден Трудового Красного Знамени. Было звание лауреата премии Совета Министров СССР. В постсоветской России он стал полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» – всех четырех степеней. Почетный доктор наук. Почетный гражданин Новосибирской области. Яркий. Неравнодушный. Щедрый  человек. За все десятилетия, которые он возглавлял «Верх-Ирмень», ни разу не получал дивиденды. Зато отдал свой немалый директорский дом многодетной семье. Строил в своем поселке спортивные сооружения. Расширял производство. Писал научные монографии. В общем, есть что помнить.

И вот прошло полгода. Что-то сделано для сохранения этой памяти?

Может быть, в Новосибирской области учреждены стипендии для студентов сельскохозяйственных вузов и колледжей имени Ю. Бугакова? Может быть, его именем названа улица? Или премия за достижения в аграрном деле? Кто-то из руководителей сельскохозяйственных предприятий скользь упомянул в частном разговоре, мол, есть идея присвоить имя Бугакова то ли площадке, то ли скверу где-то возле речного вокзала в Новосибирске. Однако никакого официального решения по этому поводу не появилось. Может быть, потому, что само по себе это будет выглядеть несколько странновато.

…Стыдно…

«Мальцевская аудитория» НГУ

…Есть в Новосибирском государственном университете «Мальцевская аудитория», названная в честь Анатолия Мальцева, академика, основоположник сибирской школы алгебры и логики. Кстати, «Мальцевская аудитория» есть и в Ивановском государственном университете, где А. Мальцев работал до создания новосибирского Академгородка. И в Иваново и в Академгородке именем Мальцева названы улицы, в этих университетах утверждены его именные стипендии.  Российской академией наук учреждена премия имени Мальцева, а в СО РАН – премия для молодых учёных. Ежегодно в Институте математики СО РАН проходит конференция «Мальцевские чтения». Вот как надо чтить память выдающихся деятелей…

…«Мальцевская аудитория» в Новосибирске есть. А вот «Бугаковского поля» – нет. И, скорее всего, едва ли оно когда-нибудь появится…

Новосибирский Академгородок – вообще, пример того, как должно относиться к памяти выдающихся личностей. Люди науки лучше многих понимают, роль и значение личности. Именно поэтому здесь многие институты носят имена своих ушедших из жизни руководителей. Имена академиков Борескова, Будкера, Соболева, Николаева, Лаврентьева, Трофимука, Ржанова и многих других увековечены в названиях институтов. Проспект науки теперь называется проспектом Коптюга. В НГУ – немало именных стипендий для студентов. Увы, в Новосибирске все совсем не так. Почему? Да потому, что в науке успеха достигают не карьеристы, а яркие и незаурядные люди. И таковых же они и ценят. Во власти все по другому.

Тут уместно вспомнить историю про то, как газета «Честное слово» пыталась увековечить в Новосибирске память выдающегося деятеля отечественной культуры И. И. Соллертинского. Блестящий музыковед, театральный критик, знавший 26 языков, он вместе с коллективом Ленинградской филармонии, которую много лет возглавлял, был эвакуирован в Новосибирск осенью 1941 года. Во многом благодаря именно ему в Новосибирске оркестр под управлением Е. Мравинского впервые исполнил 7-ю «Ленинградскую» симфонию Дмитрия Шостаковича. Шостакович и Соллертинский были близкими друзьями. Влияние И. Соллертинского на художественную жизнь Новосибирска трудно переоценить. В Новосибирске в 1944 году И. Соллертинский и скончался. Похоронен на Заельцовском кладбище.

…Прах его и поныне на этом кладбище. В отличие от, скажем, праха Т. Снежиной, который был ее родными перезахоронен на Троекуровском кладбище в Москве… Над пустой могилой остался только бюст…

Память о Соллертинском отечественная культура сохраняет. Ему посвящен Второе фортепианное трио Шостаковича, написанное в 1944 году. В Витебске, откуда И. Соллертинский родом, проводится фестиваль его памяти, есть музыкальный колледж имени Соллертинского, установлен памятник этому выдающему деятелю культуры. В Новосибирской консерватории существует студенческий симфонический оркестр имени Соллертинского. И все-таки в Новосибирске память И. Соллертинского увековечена явно недостаточно. И редакция «ЧС» предложила назвать в честь Соллертинского одну из улиц.

…Тем более, что улица имени, например, Татьяны Снежиной, в Новосибирске к тому времени уже была…

Предложение было направлено в мэрию Новосибирска. Его горячо поддержали сын И. Соллертинского, сын Дмитрия Шостаковича Максим, дирижер мирового уровня. Очень деятельно откликнулся выдающийся музыкант М. Ростропович, предложивший дать в Новосибирске благотворительный концерт, все сборы от которого пошли бы на покрытие возможных расходов по наименованию улицы. Согласился выступить в Новосибирске и Максим Шостакович. Словом, само присвоение имени Соллертинского одной из новосибирских улиц, могло стать заметным событием. Но…

После множества напоминаний и тормошений, мэрия выдавила из себя такой ответ: принято решение в будущем одну из новых улиц Новосибирска назвать в честь И. И. Соллертинского. Когда это будет, где – неизвестно.

…С той поры прошло больше десятка лет. Умер Ростропович. Улицы Соллертинского в Новосибирске как не было, так и нет…

…Стыдно…

Останкинская телебашня

Не менее интересной получилась история и с предложением «ЧС» увековечить в  Новосибирске память выдающегося архитектора и конструктора Николая Никитина. В Новосибирске он работал в 1930-е годы. Внес заметный вклад в строительство «Дома под часами», железнодорожного вокзала, нынешнего здания областного правительства, клуба «Динамо». Проектировал здание МГУ на Ленинских (Воробьевых) горах. Центральный стадион имени Ленина в Лужниках, Мемориал в Ульяновске, монумент «Родина-мать» в Волгограде — вот далеко не полный перечень работ Н. Никитина, получивших признание и за пределами СССР. А венцом его трудов была, конечно, Останкинская телебашня высотой 540 метров. Эту башню многие до сих пор называют «Никитинская».

Имя Н. Никитина значится во всех энциклопедиях. А вот в Новосибирске –- не значится. Учитывая печальный опыт с улицей Соллертинского, редакция «ЧС» предложила переименовать в улицу имени Н. Никитина нынешнюю улицу… Никитина. Только названа она не в честь нашего выдающегося земляка, а в честь поэта далеко не первого ряда А. Никитина, скончавшегося в Воронеже еще в 1861 году, задолго до возникновения Ново-Николаевска-Новосибирска.

…В случае такого «переименования» вообще не было бы никаких затрат. Требовалось только переписать «паспорт улицы». Но на столь беспрецедентный по бюрократическим меркам шаг чиновники, разумеется, не решились…

Да что Николай Никитин. Несколько лет «ЧС» и фонду имени А. И. Покрышкина пришлось «воевать» за присвоение новосибирскому аэропорту Толмачево имени трижды Героя Советского Союза, маршала авиации новосибирца А. И. Покрышкина. Какие только аргументы «против» не высказывались. От того, что это, мол, может обидеть Германию, самолеты которой сбивал в Великой Отечественной войне сибирский ас, до… якобы многомиллиардных затрат на внесение изменений во всякого рода авиационные справочники и документы. При этом в соседних Кемерово и Барнауле тамошние аэропорты уже давно назывались в честь прославленных земляков –- космонавтов Германа Титова и Алексея Леонова.

Так бы, наверное, все это и «варилось» до сих пор, если бы на федеральном уровне не инициировали проект по присвоению российским аэропортам имен наших выдающихся сограждан. После всенародного голосования аэропорт Толмачево получил-таки имя Александра Покрышкина.

Сколько еще наших выдающихся земляков не увековечены в памяти должным Образом! Вот есть идея ходатайствовать о присвоении новосибирскому метро имени А. Н. Косыгина. Именно благодаря его поддержке как председателя Совета Министров СССР, было принято решение о строительстве нашего метро. В Новосибирске А. Н. Косыгин начинал свою трудовую деятельность. Слава Богу, об этом напоминает мемориальная доска на здании Облпотребсоюза. Во многом его усилия спасли тысячи и тысячи жизней в блокадном Ленинграде -– городе, с которым Новосибирск с военных лет связывают особые отношения. Именно «косыгинские реформы» конца 1960-х годов дали советской экономике новый импульс. Но трудно даже себе представить, сколько потребуется усилий для того, чтобы добиться присвоения имени А. Косыгина новосибирскому метро.

Однако, попробуем. И не будем напоминать о том, что те, кто не помнит прошлого –- не имеет будущего.

Леонид КАУРДАКОВ, главный редактор газеты «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

(На главном фото здание МГУ)

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x